Я поведу тебя …в музей!

"Руками не трогать", – времена этих строгих табличек в тихих музейных залах проходят. Есть люди, которые знают, как изменить стереотипы и расшевелить музейное дело.

Об экспозиции музея компании ЛУКОЙЛ рассказывает его директор – С.В. Сергеев.
Об экспозиции музея компании ЛУКОЙЛ рассказывает его директор – С.В. Сергеев.
Принято считать, что музеи – это такие консервативные организации, которые живут сами по себе. Строгих бабушек-смотрительниц, ревностно охраняющих древности, особо не интересует, что там творится за окном. Но мир меняется, и меняется восприятие людей – мы стали иначе смотреть на то, что представлено в музеях. Да и сами музеи превращаются в место, где становится очень интересно провести свободное время. Ведь интерес подогревается с помощью самых современных технологий.

"Музей и аудиовизуальные технологии – очень важный тандем", – подтверждает Александр Дремайлов. Он заведует сектором новых информационных технологий в музейном комплексе Московского Кремля и поэтому прекрасно знает, о чем говорит. Как и руководитель Лаборатории музейного проектирования при Российском институте культурологии – Алексей Лебедев. Он заявляет, что вариантов присутствия АВ в музее как минимум два: "В первом случае мультимедийные технологии дополняют основную экспозицию. Во многих музеях можно встретить информационные киоски для посетителей; успешно создаются сайты и выпускаются компакт-диски. Вот пример. Музей этнологии в голландском городе Лейден несколько лет назад устраивал выставку политической карикатуры. Рядом с рисунками на мониторах транслировались фрагменты интервью с изображенными персонажами. Это создавало дополнительные ассоциации у посетителей, и выставка прошла очень успешно".

Все животные-экспонаты показаны в кратком ролике по очереди. Цифровая этикетка обозначает тематику витрины в целом и стимулирует интерес ко всем экспонатам.
Все животные-экспонаты показаны в кратком ролике по очереди. Цифровая этикетка обозначает тематику витрины в целом и стимулирует интерес ко всем экспонатам.
Но необязательно ходить за примерами так далеко. Недавно в Москве в Государственном Дарвиновском музее появились "живые этикетки". Это небольшие, размером с ладонь цифровые панели, транслирующие аудио- и видеоинформацию с флеш-носителя.

"Цифровые этикетки динамичны, они показывают не только фотографии животных, но и краткие фрагменты видео, – рассказывает заместитель директора по развитию музея Кирилл Наседкин. – Посетитель видит животное в естественной среде, слышит его голос и звуки окружающей природы. Можно не читать текст, ведь диктор называет животное, а это особенно важно для самых маленьких наших посетителей".

В этом есть не только образовательный, но и развлекательный момент. Содержание демонстрируемого материала – это законченный продукт, и он может использоваться уже вне стен музея.

Тему возможных способов подачи информации в музее с использованием АВ-технологий развивает Алексей Лебедев: "Конечно, электронная экспозиция – это не просто интерфейс, дающий доступ посетителю к электронному каталогу. В отличие от другого информационного ресурса – сайта или CD-ROM’а – она синхронизирована с музейной базой данных".

Еще одна технология, которая давно используется в российских музеях, – это информационные киоски. Минимальная конфигурация, которую предлагают российские компании, – киоск с сенсорным экраном и встроенным компьютером. Если есть необходимость объединить киоски в сеть и подключить к общей информационной системе музея, наступает время проектировщиков.

"В зависимости от конфигурации залов сеть может быть построена на проводных или беспроводных линиях передачи данных. Это удобно и перспективно. Более того, это рентабельно на последующих этапах развития проекта, – рассказывает Татьяна Фиалкова, руководитель департамента презентационных технологий компании INTMEDIA. – Так как современный человек привык к "картинке" хорошего качества, он и в музее ожидает "высокого" во всех смыслах этого слова. Наша компания разрабатывает и выпускает информационные киоски с дисплеями высокого разрешения. Как проектировщики, мы надеемся, что все больше наших заказчиков будут позволять нам "настраивать" музей".

Что и как показать

Музей Калашникова в Ижевске. Об экспозиции через аудиовизуальные источники рассказывает главный герой музея – оружейник Михаил Калашников.
Музей Калашникова в Ижевске. Об экспозиции через аудиовизуальные источники рассказывает главный герой музея – оружейник Михаил Калашников.
Очевидно, что аудиовизуальные и мультимедийные технологии прочно прижились в музее. Но специалисты сходятся во мнении: просто поставить в музей множество дисплеев и киосков – еще не значит сделать экспозицию по-настоящему современной. Очень важен контент: тексты, иллюстрации, аудио- и видеоклипы готовятся специально. Часто возникают проблемы нетехнического характера – они-то как раз, по мнению Александра Дремайлова, решаемы: "Проблема в контентщиках, в тех, кто может придумать сценарный ход. Нужно еще поискать людей, способных не просто поделиться фактами, а завлечь, – считает Александр. – Но эта проблема существует и за рубежом. Недавно я общался с западными коллегами, им тоже они тоже приходится крутиться и осваивать для себя новые виды деятельности: искать писателей, хороших дизайнеров, разрабатывать музыкальное оформление, искать студии звукозаписи. И это все необходимо, чтобы сделать музей привлекательным".

Следуя логике, представленной Алексеем Лебедевым о двух вариантах присутствия АВ-составляющей в музее, во втором случае она – неотъемлемая часть экспозиции.

Нам надо не просто показать коллекцию, но и привлечь зрителя, внести элементы шоу, – говорит Александр Дремайлов. – Музейная экспозиция становится похожей на театрализованную постановку. Вот пример. Мы сейчас заканчиваем проект в колокольне Ивана Великого. Для экспозиции было написано 12 мультимедийных сценариев по разным сюжетам истории Кремля. Ведь сегодня мы можем видеть только Кремль XXI века, а что было 800 лет назад – экскурсовод объясняет "на пальцах". Экспозиция будет насыщена аудиовизуальными средствами, при этом часть ее будет реальной – обломки утраченных дворцов и монастырей. Неспециалисту на них просто так смотреть не очень-то и интересно. А тут будет настоящее музейное шоу, и люди будут приходить по сеансам. За один час пройти сквозь восемь веков истории – вверх по ступеням колокольни, чтобы потом свысока увидеть сегодняшний Кремль".

В музее 'НЕМО' (Амстердам) сложные физические и химические процессы, происходящие в голове у подростка, объясняются с помощью АВ-технологий.
В музее 'НЕМО' (Амстердам) сложные физические и химические процессы, происходящие в голове у подростка, объясняются с помощью АВ-технологий.
Алексей Лебедев развивает мысль: "Это синтез трех экспозиций: предметной, архитектурной и электронной. Они тесно связаны друг с другом, подхватывают тему и передают ее одна другой. Архитектурные детали, выделенные лучом света, переносятся в электронную экспозицию в виде изображений. Сами интерьеры колокольни тоже подчеркиваются подсветкой и благодаря игре света и тени приобретают черты сходства с проекцией. Перед посетителем создается призрачный образ Кремля, "которого нет". Архитектура колокольни после этого шоу воспринимаются уже через этот образ".

Экспозиция вообще может быть полностью построена на образах, и это очень сильно действует на зрителя. Яркий пример – Музей импрессионизма в Овере, открытый в 1996 году. Там нет ни одного подлинного предмета – рассказ об импрессионистах построен на вторичных источниках и демонстрируется через аудиовизуальные средства. Это сцены из жизни рубежа XIX–XX веков, когда зародилось само течение импрессионис-тов: вид бульвара Капуцинов из окна парижской квартиры; маковое поле, а за ним – поле подсолнухов, проносящиеся за окном старинного поезда; а вот совершенно ренуаровское кабаре. За полтора часа посетитель полностью проникается духом эпохи, пропустив через себя эти образы. Стоит отметить, что Музей импрессионизма находится в пригороде Парижа: Овер – это практически деревня в 40 км от столицы. Но наплыв туристов туда огромен – около 300 тысяч в год! И популярным Овер стал именно благодаря этой гениальной идее.

Кто посетитель?

Рассказ об экспозиции может быть передан и через звуковые купола, позволяющие локализовать звук в пространстве. Посетитель получает аудиоинформацию, находясь в строго определенной зоне, а уже в паре метров от него ничего не слышно. В российских музеях таких звуковых куполов пока нет, но Давид Саркисян, директор Музея архитектуры им.Щусева в Москве, восторженно замечает, что он мечтает о таких 'колпаках'!
Рассказ об экспозиции может быть передан и через звуковые купола, позволяющие локализовать звук в пространстве. Посетитель получает аудиоинформацию, находясь в строго определенной зоне, а уже в паре метров от него ничего не слышно. В российских музеях таких звуковых куполов пока нет, но Давид Саркисян, директор Музея архитектуры им.Щусева в Москве, восторженно замечает, что он мечтает о таких 'колпаках'!
Экскурсовод с группой туристов или школьников – это привычная картина для любого музея. Однако все чаще сюда приходят поодиночке. "У нас в Оружейной палате популярны экскурсии с экскурсоводом, но заказать ее нужно заранее. Если этого не сделать, то никто из экскурсоводов тебя не ждет. Но мы-то хотим, чтобы никто не слонялся бесцельно по музею, – рассказывает Александр Дремайлов. – Поэтому сегодня мы меняем концепцию: продаем не экспозицию, а экспозицию только вместе с информацией. Причем информация может быть представлена в разных версиях: для ребенка, для семьи, для продвинутого пользователя, для профессионала".

Живое общение – это роскошь, не всегда позволительная. Очевидно, что здесь невозможно обойтись без современных технологий.

Татьяна Фиалкова из компании INTMEDIA приводит классический пример уместного использования аудиогидов: "В Ватикане, как и в некоторых других культовых местах, экскурсии с живыми гидами невозможны. Нельзя представить себе там и суперсовременные электронные устройства. Там вообще нет аудиовизуальных средств в экспозиции. Но есть кинозалы и компьютерные комнаты, где можно поработать с информацией уже после посещения музея". Такая практика часто применяется и в художественных музеях.

Об электронном гиде нового поколения рассказывает Александр Дремайлов: "Совместно с компанией Hewlett-Packard мы запускаем в Оружейной палате проект электронного путеводителя. Наладонник, который выдают вместе с билетом, станет для посетителя рассказчиком, покажет план конкретной витрины и всей выставки. Обновляемую информацию КПК получает из базы данных музея. И это очень важный момент. Нам предлагали "замороженную концепцию" с фиксированной информацией, но мы знали, что нужно, – "гибкий конструктор"! В музеях Кремля может одновременно идти 5–6 выставок. Бывает, что один предмет вытаскивают из экспозиции, кладут на его место другой, и не всегда сотрудники даже этикетку вовремя успевают сменить. Но теперь это все будет автоматизировано. Факт замены экспонатов вносится в базу данных и тут же отражается на дисплее электронного гида. К маю этого года путеводитель пополнится системой инфракрасных датчиков, которые вместе с КПК найдут посетителя и приведут к экспонату. Тогда станет возможным проводить тематические экскурсии со сценарием. Допустим, пришла в музей семья с 10-летним ребенком. Следуя за рассказом виртуального хранителя музея КПК, ребенок сначала должен найти предметы, а потом рассказать о них родителям. Дети любят играть в заговорщиков! По сценарию надо найти потир, доспех, венец – ИК-датчик подскажет, правильно ли он это сделал. И такая игра стимулирует общение ребенка со взрослым и позволяет узнать о предметах, о которых он, скорее всего, никогда в своей жизни еще не слышал. Важно вовлечь в процесс, вызвать интерес. А еще в конце такой экскурсии маленькому посетителю будет распечатан именной буклет на память с фотографиями этих предметов, и именно в том порядке, в каком он их нашел".

Стандарты и качество

Музей наследия Чукотки — обладатель первой в России экспозиции видеоарта. В огромном комплексе представлены тематические видеоинсталляции, а для детей разработана специальная компьютерная игра, рассказывающая о природе Севера.
Музей наследия Чукотки — обладатель первой в России экспозиции видеоарта. В огромном комплексе представлены тематические видеоинсталляции, а для детей разработана специальная компьютерная игра, рассказывающая о природе Севера.
Многие российские проектировщики, и не только те, кто занимается музеями, говорят о серьезных проблемах, связанных с несогласованностью концепций, задуманных разными специалистами – дизайнером, архитектором, проектировщиком АВ-систем. Инсталляторов часто зовут уже на последнем этапе проекта, после полной отделки помещения. И вот результат: часто от первоначально задуманного остается в лучшем случае 50-60%. Дело доходит до курьезов. Например, в экспозиции используется мощный современный проектор, экраном служит стена, есть хороший контент, но… изображение накладывается на голубую венецианскую штукатурку, которую месяц назад старательно положили на эту стену отделочники, следуя проекту дизайнера.

Иногда инсталляторам неожиданно удается найти удачное решение. Вот пример. Дарвиновский музей располагается в здании советской постройки. Наверно, архитектор решил пошутить, когда спроектировал висящий на стене одного из залов балкон без входа и выхода. Специалисты компании ИНТМЕДИА использовали этот балкон для монтажа экрана! "Теперь мы сможем показывать в этом зале фильмы о дикой природе", – радуется директор музея Анна Иосифовна Клюкина.

Но чаще переделки оказываются или дорогими для заказчика, или технически невозможными для инсталлятора. Согласитесь, не у каждого рука поднимется штробить под кабельный канал итальянскую лепнину. А ведь можно было согласовать строительную документацию с дизайнерским проектом. Как тут не вспомнить крылатую фразу главного художника студии "Музей-дизайн" Александра Конова: "Не люблю делать макет в размер оригинала!"

Дальновидный заказчик должен закладывать возможности развития еще в проекте. При этом согласованность действий должна стать стандартом, утвержденным на государственном уровне. А для этого необходим диалог, ведь стандарты – это результат общественного договора.

Корпоративные музеи

В корпоративном музее Роснефти на дисплеях демонстрируются репортажи из филиалов со всей страны. Несколько человек могут одновременно смотреть разные сюжеты.
В корпоративном музее Роснефти на дисплеях демонстрируются репортажи из филиалов со всей страны. Несколько человек могут одновременно смотреть разные сюжеты.
Сегодня среди "продвинутых" компаний стало правилом хорошего тона организовывать корпоративный музей. Конечно, такие музеи существовали и раньше, но в большинстве своем были устроены по следующей схеме: доска почета с фотографиями передовиков и объектов плюс макеты орудий труда. В России, пожалуй, самыми интересными можно смело назвать музеи корпоративной культуры, созданные при нефтяных компаниях. Александр Дремайлов рассказывает о музее компании "Татнефть" в Альметьевске: "Там применили изобретение братьев Латыповых – виртуальную сферу. Заходя в виртуальном шлеме внутрь увеличенного до 2,5 метров шарика мышки, ты погружаешься в глубь Земли на 2 000 метров и видишь, где живет нефть". Это как раз случай, когда орудия производства можно показать только с помощью инАВаций. Ведь нефтяная вышка она и есть нефтяная вышка.

Задача корпоративного музея не только показать интересную экспозицию – это и важный инструмент повышения эффективности деятельности компании. Обычно создаваемый при сотрудничестве службы персонала и департамента по связям с общественностью, такой музей должен стать средством формирования общей системы ориентиров, общего видения будущего. Здесь проводятся экскурсии не только для гостей компании и сотрудников, но и для их детей.

О множестве интересных АВ-решений в недавно открывшемся музее компании "Роснефть" рассказывает его директор Николай Никишин: "Наш музей – это модель современного образа компании. Здесь четыре зала, экспозиции которых повествуют об истории компании, показывают ее настоящее и будущее, рассказывают о наших сотрудниках. Реальные музейные экспонаты представлены бок о бок с АВ-технологиями: образцы нефти со всех месторождений, разрабатываемых компанией, выставлены в отдельных хрустальных сосудах в витрине, а полный реестр этой коллекции представлен в информационных киосках. Дополнительную информацию об экспонатах дают электронные этикетки. Сухие цифры статистики становятся привлекательной картинкой, если они показаны с помощью просветных экранов. Для демонстрации и объединения других элементов экспозиций применяются плазменные панели и широкоформатные проекторы. Часть экспозиции демонстрирует уникальные разработки компании с помощью технологии 3D. Есть в нашем музее Книга почета, куда заносятся имена самых известных и заслуженных работников "Роснефти". Эта книга существует также и в электронном виде".

На огромную поверхность проецируются кадры архивной кинохроники, рассказывающие о деятельности компании.
На огромную поверхность проецируются кадры архивной кинохроники, рассказывающие о деятельности компании.
Интересно видеть в музеях непривычные для этой сферы технологии. В музее ЛУКОЙЛа, например, для демонстрации и поиска на карте мира многочисленных филиалов и дочерних компаний используется интерактивная доска SMARTboard. А на привычной уже плазменной панели показывают вроде бы обычные фильмы. Рассказывает руководитель музея Сергей Владимирович Сергеев: "Мы буквально по крупицам собирали нашу аудиовизуальную коллекцию. В ней есть песни, более 200 видеофильмов, так или иначе связанных с деятельностью нефтяников. Кстати, в музее проводится и церемония посвящения в работники компании".

Корпоративный музей повышает лояльность сотрудников к их компании. Каждый, листая электронную книгу почета, утверждается в мысли, что и он занимает важное место в этой мощной, успешной компании. Сделать это традиционными музейными средствами просто невозможно. Важный момент: информационные системы корпоративных музеев могут быть только открытыми. Они должны постоянно пополняться новыми данными, которые тут же будут визуализированы.

Ресурсы

В роли рассказчика могут выступать и восковые персонажи. Экспозиция Национального музея города Чонджу (Южная Корея) посвящена первопечатникам. Здесь представлено множество восковых фигур, каждая из них занимается своим делом – готовит формочки, плавит металл, вырезает иероглифы, раскладывает их по специальным дощечкам, мажет все это тушью и прикладывает бумагу (кстати, за небольшую плату посетитель может собственноручно создать текст на древнекорейском языке на листе рисовой бумаги). Довольно гнетущая атмосфера: полупустой музей, приглушенный свет, неподвижные восковые фигуры в человеческий рост, с уставившимися в одну точку печальными глазами… Направляясь в этот музей, стоит быть уверенным к крепости своей нервной системы. Ведь как только вы захотите разглядеть написанный на дощечках текст и подойдете к фигурам поближе, они неожиданно начнут раскачиваться в такт неизвестно откуда взявшейся музыке и распевать песни о тяжелой жизни древнекорейcкого первопечатника. Очевидцы рассказывают, что эффект неожиданности срабатывает на 100 процентов!
В роли рассказчика могут выступать и восковые персонажи. Экспозиция Национального музея города Чонджу (Южная Корея) посвящена первопечатникам. Здесь представлено множество восковых фигур, каждая из них занимается своим делом – готовит формочки, плавит металл, вырезает иероглифы, раскладывает их по специальным дощечкам, мажет все это тушью и прикладывает бумагу (кстати, за небольшую плату посетитель может собственноручно создать текст на древнекорейском языке на листе рисовой бумаги). Довольно гнетущая атмосфера: полупустой музей, приглушенный свет, неподвижные восковые фигуры в человеческий рост, с уставившимися в одну точку печальными глазами… Направляясь в этот музей, стоит быть уверенным к крепости своей нервной системы. Ведь как только вы захотите разглядеть написанный на дощечках текст и подойдете к фигурам поближе, они неожиданно начнут раскачиваться в такт неизвестно откуда взявшейся музыке и распевать песни о тяжелой жизни древнекорейcкого первопечатника. Очевидцы рассказывают, что эффект неожиданности срабатывает на 100 процентов!
В случае с корпоративными музеями вопрос с финансированием ясен, тем более если речь идет о промышленных гигантах. А как быть остальным? В России много музеев, и все они нуждаются в поддержке, причем не только государственной.

Помощь оказывают прежде всего частные благотворительные фонды. Например, Фонд Владимира Потанина с 2003 года ежегодно проводит грантовый конкурс "Меняющийся музей в меняющемся мире". Гранты помогают музеям, независимо от их статуса и месторасположения, воплощать интересные идеи в жизнь. А идей много, и география проектов очень широка.

"Если музею удается организовать какую-то интерактивность, взаимодействие с посетителями, то это огромное достижение. Это уже не монолог, а диалог, – утверждает Александр Дремайлов и приводит пример: – Егорьевский музей в Московской области обладает интереснейшей коллекцией цветного стекла и хрусталя русских заводов. Музейщики придумали вот что: посетитель сам создает световой и цветовой дизайн экспозиции, выбирая свой вариант из нескольких режимов подсветки. Гениальность идеи в том, что здесь человек – соучастник процесса. На соучастие и направлены аудиовизуальные технологии".

Статус музея – еще не гарант интересной экспозиции. Зачастую в небольшом провинциальном городке музейщики действуют более творчески, чем в столицах. В условиях ограниченных возможностей им волей-неволей приходится думать, как "подать" то немногое, что есть.

Фонд "Династия" с 2006 года проводит грантовый конкурс "Научный музей в XXI веке". В прошлом году его победителями стали десять музеев из Йошкар-Олы, Казани, Красноярска, Нижнего Новгорода, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Москвы и Подмосковья. Конкурс поддерживает Ассоциация научно-технических музеев Российского комитета Международного совета музеев (ИКОМ), его задача – развитие инновационных форматов интерактивных музейных экспозиций. Для чего? Чтобы дать детям и школьникам возможность, играя, познавать мир и знакомиться с наукой.

Известно, что китайские и японские туристы все трогают руками. И не из-за недостатка воспитания, просто у них другая культура восприятия. В этом же направлении – его называют "сайенсинтертеймент" (от англ. science, наука, и entertainment, развлечение) – развивается большинство научных и технических музеев Европы: технический музей Вены, музей "НЕМО" в Амстердаме. В музеях такого рода не место табличкам "руками не трогать!" А суть физических явлений здесь объясняют не с помощью нарисованных на ватмане и помещенных в рамки схем. В музее "НЕМО", например, экспонаты нужно активно крутить-вертеть. Тогда они "оживают".

Будущее

Каковы же перспективы развития аудиовизуальной составляющей в российских музеях? Сегодняшний день – это время обмена тем колоссальным опытом, который накоплен в сфере технологий. Они "перетекают" из одной области деятельности в другую. В России есть одаренные люди, придумывающие и воплощающие в жизнь самые смелые концепции.

Программы 3D-моделирования были изобретены как инструмент архитектора. Сегодня они используются в музеях-заповедниках и музеях, расположенных в памятниках архитектуры.
Программы 3D-моделирования были изобретены как инструмент архитектора. Сегодня они используются в музеях-заповедниках и музеях, расположенных в памятниках архитектуры.
Вот уже 12 лет Российская Ассоциация по документации и новым информационным технологиям в музеях (АДИТ) ежегодно собирает на своих научных конференциях специалистов со всей страны и из-за рубежа. Наши специалисты принимают непосредственное участие в жизни международного музейного сообщества. Рассказывает Александр Дремайлов, член президиума Международного совета музеев (ИКОМ): "Среди 30 профессиональных комитетов ИКОМ есть и Аудио-Визуальный – АВИКОМ. Ежегодно под его эгидой проводится фестиваль музейных аудиовизуальных программ и конкурс по трем номинациям: лучшая виртуальная экспозиция, лучший CD и лучший сайт. Фестиваль проводится уже десять лет, каждый год – в другой стране. И в конкурсе побеждают совершенно разные люди из разных стран. Интересно смотреть на его развитие".

В России есть свой музейный фестиваль, "Интермузей", и профильная выставка – "Экспо-Музей". В 2008 году "Интермузею" исполняется 10 лет, под девизом "Музей – единство непохожих" он пройдет с 26 мая по 2 июня во Всероссийском Выставочном центре в Москве. Возможно, что в конкурсной программе фестиваля будут представлены лучшие отечественные идеи и проекты, связанные с реализацией АВ-решений в музеях. InAVate будет держать своих читателей в курсе.

Подводя итог, можно сказать, что музейное дело в России движется именно в сторону интерактивности экспозиций, интенсивного использования АВ-технологий. Однако реальность "тормозит" этот процесс, и не только из-за отсутствия денег. Далеко не все руководители музеев могут сформулировать, на что именно им не хватает ресурсов. Поэтому так важно инвестировать средства в разработку свежих идей, инновационных проектов. При их избытке каждый пятый-восьмой проект точно будет претворяться в жизнь.

Вот тогда будет интересно!

Подробнее:

www.activision.ru
www.darwin.museum.ru
www.dynastyfdn.com/grants/museums
http://fund.potanin.ru/grant/museum/
www.future.museum.ru
www.icom.org.ru
www.intermuseum.ru
www.intmedia.ru
www.kreml.ru
www.unesco.org/webworld/avicom

 
< Пред.

inavate-twitter_50.jpg twitter_50.jpg facebook_50_2.jpg

   
 

Advertisement
Advertisement
Яндекс.Метрика